Цветок единства

РАССЫЛКА НОВОСТЕЙ

Подпишитесь, и вы будете знать о всех новых публикациях на наших сайтах

Ваш email:
Ваше имя
email рассылки

Наш сайт "Пегас центр"

баннер "Пегас центра"

При копировании материалов сайта обратная ссылка обязательна

Уважаемые посетители!

Вы заметили на сайте ошибки, описки или нерабочие ссылки -

напишите, пожалуйста, здесь

СПАСИБО!

Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет Rambler's Top100
Лучшие Сайты
Израиля
РУМАДА - поисковая сеть и каталог-рейтинг сайтов
Сайт Лотоса
Израиль - каталог сайтов, рейтинг, обзоры интернета

Сказки Анны Коган

ПРОСТО СКАЗКИ

Сказки для взрослых детей и маленьких взрослых

 

Розовый бунт

    В одном сказочном городе на берегу тёплого моря жила-была обувная фабрика. Называлась фабрика "Труд". Кто и почему дал ей такое название никто не знал, но что интересно, все, кто работал на фабрике, умели и любили трудиться.
   Ленивые и нерадивые не уживались, то ли сама фабрика выгоняла неподходящих, то ли название привлекало умелых и трудолюбивых, то ли место влияло на развитие способностей, никто не знал, но на фабрике  "Труд" работали мастера своего дела. Работали весело и легко, ходили на работу как на праздник, потому и обувь была удобная, лёгкая и прочная.

    В душе  фабрика гордилась своими мастерами,  а душа у неё была не простая, душа фабрики "Труд" была душой её Дела. Душа Дела руководила фабрикой и властвовала в сердцах её мастеров.

Розы

    Фабрика очень любила цветы, особенно, розы. Она засадила всю свою территорию кустами роз всевозможных цветов. Можно сказать, что фабрика не только процветала, но и благоухала. Аромат  роз затмевал и запах свежевыделанной кожи, и запах клея.

   Всё шло замечательно, фабрика "Труд" и её мастера жили долго и счастливо, пока не случилась беда.


    Нежданно-негаданно на фабрику "Труд" вторглись завоеватели, не заморские захватчики, а свои доморощенные завоеватели. Они не умели и не хотели слушать душу Дела. Они не умели и не хотели трудиться. Они хотели завоёвывать другие страны и мечтали о том, чтобы весь сказочный мир работал на них.

    Фабрику "Труд" отдали военной промышленности и ограничили пошивом солдатских сапог.
   Военная промышленность - дело серьёзное, хотя и бездуховное. У них всё засекречено, никаких сантиментов. Твёрдые, военные сердца душу не слышат.
    Фабрика зачахла, розы завяли. От былого расцвета и благоухания ничего, кроме названия, не осталось. Над главными воротами по-прежнему красовалась надпись "Обувная фабрика ТРУД".

   Перед воротами поставили танк, а во дворе памятник основателям фабрики, упоминание о которых якобы нашли в главном сказочном архиве. На пьедестале было написано: "Основатели обувной фабрики ТРУД - Иван Непомнящий и Степан Безответный". Иван держал в руках булаву, а Степан пару солдатских сапог.

    Мастера своего дела не стали ждать, когда их уволят, и ушли сами.

    На фабрике началась реорганизация. Каждому работнику выдали памятку, в которой было написано, что можно, а что категорически нельзя.  Получивший памятку должен был расписаться в специальной книге.
    Вскоре выяснилось, что памятку никто не читает. В книге рядом с фамилией и подписью добавили ещё одну строфу: "С условиями согласен". Не помогло, никто памятку не читал. Добавили еще одно слово: "Прочёл. С условиями согласен." Тоже не помогло, подписывались не читая.
    В конце концов в отделе кадров посадили специального человека.  В его обязанности входило  выдавать памятку, ждать пока работник её прочтет, а потом задавать вопросы. Теперь запись в книге выглядела так: " Фамилия. Число. Прочёл. Подпись. Понял. Подпись  и печать специального работника". После всех нововведений  работника тут же окрестили Прочёл- Понял.
   

   На фабрике стало совсем грустно. Чтобы было веселее, повесили плакаты с  лозунгами и призывами. Веселее не стало, но страха прибавилось.

роза

    Фабрика совсем ослабла, на стенах появились трещины, посыпалась штукатурка.


    Измученная фабрика обратилась к душе Дела:
   - Ты же душа Дела, сделай что-нибудь!
   - Потерпи, всё образуется, - душа пыталась поддержать фабрику.
   - Нет мочи терпеть. Им не нужны люди Дела, им не нужны мастера. Им  нужны непомнящие да безответные, они им памятники ставят. А скажи на милость, танк зачем у входа поставили? Какое отношение он имеет к нашему Делу?
   - Что я могу сделать? Меня никто не слушает. Старые мастера ушли, новых никто не учит слушать душу. У них в голове не Дело, а планы, декларации и резолюции. Надо переждать. Я знаю, это безрассудство долго не продержится.
   - Может, мне на них обрушиться и дело с концом. Я, всё-таки, обувная фабрика, а не сапожная мастерская. Правда, упаду им на головы, будет им через меня Божье наказание. Потом внукам будут рассказывать: "Здесь когда-то стояла обувная фабрика ТРУД".
   - А почему ты так уверена, что о тебе будут помнить? Мне сон приснился, с моря придёт спасение.
   - Вот уж не думала, что душам сны снятся.
   - Ещё как снятся. Когда душа не востребована, она спит. Спит и видит сны. Ты ночью что делаешь?
   - Как что? Работаю. Ты что не знаешь, что они придумали в три смены работать? Они, похоже, всю страну хотят в солдатские сапоги одеть. Хорошо ещё старыми лекалами пользуются, а то бы людям ноги попортили. Ты видно крепко спишь, раз не знаешь, что я круглосуточно работаю. Прочёл-Понял и то в две смены выходит. Ладно, расскажи про сон, что к нам с моря идёт?
   - Спасение.
   - Ураган что ли или цунами? Ураган спасения, красиво звучит, не правда ли, или ещё лучше - спасительное цунами. Что, может случится так, что всех смоет, а мы с тобой останемся?
   - Не ураган спасения, а корабль спасения. Перед его приходом предвестье будет. Власть поменяется, новая жизнь начнётся. У всех, и у нас с тобой. Нам могут новое дело доверить.
    - Я же ничего делать не умею, кроме обуви.
    - Откуда ты знаешь, если ты ничего другого никогда не делала?

   - Знаешь, что я думаю, - сказала фабрика, - если бы мы никогда не шили сапоги, эти молодчики к нам бы не пришли. Шили бы себе туфли, ботинки и тапочки и было бы всё хорошо, жили бы мы припеваючи, как прежде.

   - А я думаю, - сказала душа Дела, - что наша ошибка в том, что мы оказались не готовы к переменам и перестройкам. Мы были так увлечены своим делом, что не заметили, что происходит. Эти молодчики-захватчики не появились на пустом месте. Не мечтай, как прежде уже не будет. Будет по-другому.
   - Как бы не было, только не так, как сейчас. Уныние полное. Раньше люди смеялись и радовались, а теперь даже не улыбаются. Если бы я могла плакать, я бы заплакала.
   - Нам нельзя плакать, мы должны быть сильными.
   - "Должны быть сильными...."  Где их взять, эти силы? Не знаю как твои, мои давно кончились.
   - Поверь мне, не кончились. Нам с тобой ещё предстоят большие дела.
   - Какие дела? Солдатские сапоги шить в три смены? Я сапоги эти видеть не могу - тошнит.
   - Не смотри. Смотри лучше на море. Хочешь, я розы оживлю, тебе будет легче.

   Фабрика оживилась:
   - Ты права, давай розы выращивать. Это намного лучше, чем вспоминать былое счастье. Пока спасение с моря придёт, хоть будет, чем заниматься, да и встретить спасение будет чем.
   - Ну, что, дорогая моя, начнём подрывную работу.
    - Если по-твоему любить цветы - подрывная работа, давай начнём, и чем раньше, тем лучше.

розы

    На следующий день розы ожили, через неделю начали цвести, да так, что глаз не оторвать. Белые, красные, розовые, жёлтые, бордовые - море роз. Не обувная фабрика, а фабрика роз.
   Люди испугались и  не знали, что думать, с чего это вдруг розы ожили. Решили, что это знак свыше, но что этот знак значит, понять не могли.  

    Никто за розами не ухаживал, и вдруг такое бурное цветение, ещё красивее, чем было когда-то. Рабочие стали улыбаться.
   Кто-то пошутил:
   - Кто победит? Кирзовые сапоги или розы?

   Обувная фабрика забыла об обуви и думала только о  цветах.
   Рабочие почувствовали невидимую поддержку и готовились к забастовке.

   Нынешние хозяева фабрики пытались выяснить, кто поливает розы. В конце месяца оказалось, что расход воды не увеличился. Тогда главный захватчик приказал вырубить все кусты, никто не согласился. Всех рабочих уволили. Происходящее назвали "Розовый бунт".


   Розы по-прежнему никто не поливал, а они цвели и разрастались, цеплялись за стены и покрыли почти всё здание фабрики. Штрейкбрехеры не нашлись, а буйство роз не прекращалось.
   Бывший директор фабрики лежал при смерти. Ему рассказали о том, что происходит и он чудесным образом выздоровел.

   Сами захватчики к розам подойти не могли. Как только они приближались, розы выпускали все свои шипы  и колючки, и они выростали прямо на глазах. Один захватчик протянул к розам руку и колючка проткнула её насквозь. Другой захватчик хотел понюхать розу и остался без глаза.

    Фабрика была счастлива: "Мы победили, сапоги больше не шьют".
    Душа Дела была удивлена не меньше других, она не подозревала, что всё так обернётся.

   Тем временем розы продолжали буйствовать и вышли за пределы фабрики.
    Душа Дела пыталась их усмирить:
    - Спасибо большое, вы единственные смогли противостоять захватчикам. Мы с фабрикой очень вам благодарны, оставайтесь с нами, зачем вам в город?
   - Мы пойдём по следам, пока они не уберутся восвояси.
   - Куда восвояси? Они же местные.
   - Им нет места в нашем городе. Куда бы они не пошли, мы пойдём за ними, пока  следа их не останется на нашей земле.
   - А разве наша земля не ограничена территорией фабрики?
   - Мы свободны, у нас нет ограничений. Или мы, или они!
   - Вы ставите ультиматум, это и есть ограничение.
   - Правильно, ограничение и ограничение серьезнейшее. Если они ещё не поняли, то очень скоро поймут, что им нельзя преступать границы нашего города, иначе они погибнут. Не волнуйся, мы идём только за этими молодчиками, больше никого мы трогать не будем. Когда всё закончится, мы вернёмся на фабрику.

    Бывший директор, удивительным образом исцелившийся от неизлечимой болезни, пришёл посмотреть собственными глазами на то, что происходит на его родной фабрике.
    Ворота были открыты, но зайти он не мог, всё заросло. Розы стояли непроходимой стеной, обвили ворота и название над воротами. Прочесть можно было только одно слово "ТРУД".

   Директор обратился к розам:
   - Здравствуйте, дорогие! Благодаря вам я выздоровел, когда мне рассказали, как вы выгнали захватчиков, я подумал: "Розы без всякой посторонней помощи справились с завоевателями, неужели я не могу справиться с какой-то там неизлечимой болезнью". Вы своим примером помогли мне мобилизовать все силы и я выздоровел. Спасибо и низкий вам поклон.
   Директор поклонился в пояс. Розы расступились и пропустили его на фабрику:
   - Привет, начальник! Рады тебя видеть живым и здоровым. Заходи!

    Перед проходной огромный розовый куст пустил корни под основание памятника "основателям" фабрики. Корни росли прямо на глазах бывшего директора. Памятник накренился и медленно падал, потом завис в воздухе и с грохотом рухнул на землю. Вместе с ним рухнула "память" об основателях фабрики.  Булава разбила бронзовую голову Степана Безответного, а сапоги полетели в сторону и упали в кусты. Раздался крик и из кустов вылез исцарапанный до крови испуганный человек.

   - Ты кто? - спросил директор.
   - Я Прочёл-Понял. Розы меня не выпускают. Когда все убегали, в панике я забыл портфель с документами, пришлось вернуться. Выйти я уже не смог. А ты как зашёл?
   - Я бывший директор фабрики. Меня пропустили. Что это за имя такое Прочёл-Понял?
   - Это не имя, это должность.
   - Судя по должности ты парень понятливый, так что слушай меня внимательно. Я вывожу тебя за ворота. Ты садишься в танк, собираешь по городу всех захватчиков и везёшь их к морю. Танк бронированный, розы вас не достанут. Завтра вечером за вами придёт корабль спасения и увезёт отсюда подальше. Тот, кто не захочет убраться подобру-поздорову, погибнет. Понял?
  - Понял. Это приказ?
   - Это всё, что я могу для вас сделать - ответила за директора душа Дела. 

   - Вот тебе раз, - вмешалась фабрика, - мы ждали спасения с моря, а спасение пришло завоевателям.
   - Они тоже люди и им надо дать шанс исправить ошибки, - сказала душа.

   Прочёл-Понял не успел опомниться, как оказался в танке.
   - Делать нечего, надо выполнять приказ, - сказал он и поехал собирать завоевателей.
    На следующий день пришёл корабль спасения и увёз захватчиков неизвестно куда, чему все жители города были несказанно рады.

    Розовый бунт закончился. Началась перестройка.

    Фабрика, её директор, розы и душа Дела решили начать новую жизнь.
   - Я поняла, моё призвание - цветы, а не обувь, - сказала фабрика.
   - Замечательно, - поддержала её душа Дела.
   - Давайте разобьём парк на территории фабрики, - предложил директор.
   - И назовём его "Труд души ", - подхватили розы.

 

Февраль 2014.

 

розы
наверх


Оставить комментарий

Комментарии: 0